nemets (kashnich) wrote,
nemets
kashnich

Categories:

Старый город Ташкента. Чакар.



Проведя 10 дней дома и, практически, не выходя днём из-за невыносимо жаркой Чилли в город , я с Леной решил съездить в свою старую махаллю, в которой прожил много лет. Махалля Чакар - наверное единственный участок в цетральной черте Ташкента, который, с одной стороны является частью старого города, а с другой вплотную прилегает к центральной части. Чакар был внёсён в список объектов, подлежащих слому ещё в далёких 60-х годах уже прошлого столетия.

Причём, слом планировался ещё до известного ташкентского землятрясения 1966-го. Люди проживавшие и  до сих пор живущие в ней до сих пор ждут когда наконец-то власти города примут окончательное решение в судьбе этой старой махалли. Но всё же первые признаки сдвига начались даже не после землятресения, а аж в 1982-м году, когда демонтировали трамвайную дорогу, проходившую через Чакар. Если после землятресения город был кардинально перестроен и вырос в своих размерах, то Чакар оставался нетронутым.  Но потом опять наступила тишина до 1994-го года, когда в неё провели газ, а в 1997-го году вдруг начался массовый слом. Жителям махалли, чьи дома попали под слом, предоставили кваритиры в рядом строящихся многоэтажках. И опять же, в 1999-м году слом прекратился. Это вызвало волну негодования у многих жителей, которые уже устали там жить и хотели переселиться, так как плановое разрешение на строительство своих домов власти не давали. А многие ещё в 70-х и 80-х хотели или обустроить свои участки или выселитъся в квартиры. Так же негодование вызывало у людей тот факт, что после землятресения в Ташкент переселилось очень много людей со всего СССР в новостройки, а коренные жители старого города так и не получили своего жилья и продолжали жить в старых и ветхих глиняных постройках с угольным отоплением, которые отчасти пострадали во время землятресения. В итоге, на сегодняшний день, остался маленький кусок махалли, окружённый многоэтажными зданиями, которые загораживали махаллю со стороны больших проспектов. Оставшийся участок сегодня почти безлюден. Жители потерявшие всякую надежду, своими силами переселились в своё жильё, но продолжают посещать свои дворы. Особенно старые люди не могут расстаться со своей землёй и проводят основное время там. На этом снимке с Гугл-мэпс видна махалля, которую я подчеркнул красной линией..


 После 10 дней посещений гламурных ресторанов, куда нас приглашали родственники и друзья, мой организм требовал одного- настоящей узбекской еды, а не салатов Цезарь или греческих, которыми нас хотели удивить. Так как мы поехали туда в обеденное время, то мы решили сначала посетить старую чайхану на Кара-таше. Эта чайхана раньше находилась в самой махалле Чакар, но попала под слом и хозяева купили участок неподалёку- через улицу Фуркат (см. Гугл).
Ассортимент блюд остался же прежним. Эта чайхана была наверное единственной в советском Ташкенте, котарая работала полуофициально так как у неё
были свои покровители. По утрам возле неё выстраивались правительственные чёрные Волги из ЦК, водители которых увозили своим начальникам лепёшки с шашлыком.
Кстати, недавно один мой знакомый, прочитавший книгу Андрея Макаревича, рассказал мне, что песня "Я пью до дна, за тех кто в море" была сочинена именно в этой чайхане, которая тогда находилась на Чакаре рядом с Джаром, во время их гастролей в Ташкенте в далёких 80-х. Песню Андрей придумал быстро во время распития водки с шашлыком вечером в чайхане, куда они пришили из рядом расположенной гостиницы Москва. Не знаю насколько это правда- книгу эту я ещё не читал.
Неподалёку от Чакара, в глубине старого города была отдельная махалля Чагатай, где можно было практически в каждом доме покушать, но в отличии от этой там надо было знать хозяевов или знать как правильно стучать в ворота.
Вот так вот выглядит двор чайханы


Вот- ташкентский Лагман, который ещё не вытеснен уйгурским. Хочу заметит, что уйгурский лагман готовят уже в каждом уголке города, а вот исконно ташкентский лагман- в самом Ташкенте уже редкость. Советская аллюминевая ложка и клеёнка- вот ещё что мне не хватало 10 дней.


Только в этой чайхане готовят шашлык из печёнки, баранины и курдюка на одной палочке. Именно этот шашлык я кушал с детских лет. Зелёный чай с рук любимой - само собой разумеется.


Пообедав, мы пошли по улицам махалли.




Этот столб пережил революцию, войну, землятресение и развал союза.


Кто знает, может этот глинобитный дом доживает свои последние годы



Этим жжёным плоским кирпичам  как минимум 150 лет


Почти все дома в махалле пустые. Люди видимо устали жить в условиях, когда экскаваторы могут приехать в любой день.



Этот столб с фонарём стоит со времён электрификации, которую проводили в Ташкенте, после присоединения края к Российской Империи. Газовую же трубу провели после развала СССР. К сожалению, отсутствует след промежуточного периода.


Но, тем не менее, кто-то до сих делает вот такие вот самамные кирпичи



и пытается как-то перестроить забор


А это развалины старой мечети, которую закрыли в начале 20-го века. На её территории потом была мастерская по обработке древесины. Сейчас она закрыта и пришла в упадок.


Современные здания города подступились к махалле со этой стороны


а длинная серия многоэтажек окружает махаллю с дугой стороны


Пока мы фотографировали на улице внезапно появились женщины. Увидев мою супругу с большим фотоаппаратом в руке, они спросили "Ви из Маскви?" Неужели светлая женщина на этих улочках у них ассоциируется с гостями из Москвы, даже если я стоял с ней рядом? На что я заговорил с ними на старогордском диалекте узбекского, чем сильно их удивил. Они никак не могли поверить, что я вырос на этих улицах.


Нас сразу же пригласили во двор, мы поначалу ничего не поняли, но последовали за ними.


Оказалось, что они устрoили девишник. Хозяйкой оказалась эта пожилая женщина.


В руках у вновь прибывших гостей я заметил свёртки из газет. По видимому там был деньги, которые они вручали хозяйке


Наc сразу же пригласили к столу.



Любое застолье начинается с прочтения молитвы.



Так как это был девишник, то я решил после благословения попрощаться с ними. Мою жену они никак не хотели отпускать и сказали, чтобы она оставалась. Но мы пошли сославшись на срочные дела и поблагодарили за гостеприимиство.


сфотографировав на прощание элементы старой отделки


Пройдя дальше по улице, Лена увидела ещё одну открытую дверь, ведушую во двор. Казалось, что там никто не живёт.


Но вдруг показался пожилой мужчина, пристёгивающий пуговицы рубашки. Мы хотели извениться, но он нас опередил и пригласил к себе во двор.


После короткого знакомства, он внезапно поставил лестницу к винограднику, и резво влез на неё

.
Сорвав грозь винограда, он протянул её Лене. Потом спустился и видно было, что он переживает, но продолжал скромно беседовать с нами. После 5 минут разговора, я начал чувствоватать, что он встревожен. Я решил попрощаться и поблагодарив, направился к выходу. Он последовал за нами и попросил придти попозже, так как сейчас он уже опаздывает в мечеть на молитву. Теперь я понял, что мы своим визитом чуть было не сбили его график, а он был настолько скромен, что ждал нашего решения попрощаться с ним.


А вот на месте этого дома когда-то стоял мой дом с большим двором. Мальшишка пробегавший мимо был остановлен мной для фогографии. Когда-то и я вот так вот, правда в широких чёрных семейный трусах, загоревший как смола и босиком носился тут


У подъездов всех многоэтажных домов растёт вот такой виноград. Видно, что здесь живут бывшие жители махалли, дома которых попали под слом.


Инжир тоже растёт в изобилии,- протяни руку просто и ешь




Tags: tashkent, uzbekistan
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 38 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →